SocioDone

Социология: современные тенденции

Социокультурный аспект социальных сетей мусульманского сообщества
Страница 1

Социальные сети внутри мусульманского сообщества России можно разделить на несколько групп.

Первая из них – общины, устойчиво существующие на протяжении длительного времени (многие поколения). К таковым относятся сельские и в несколько меньшей степени городские общины, внутри которых существуют устойчивые социальные связи.

Как показывают полевые исследования, представленные А. Макаровым, следование исламским традициям, пусть даже и в несколько опосредованной форме, не прекращалось на протяжении всего периода советской власти в Урало-Поволжье, Центральной России, на Кавказе и в Центральной Азии.

Что же касается городских общин, то здесь ситуация несколько отличается. С одной стороны, старые городские общины (Каргалы, Дербент, татарские слободы и районы компактного расселения Казани, Касимова, Тобольска, Москвы, Санкт-Петербурга, Самары и многие другие) в существенно большей степени были разрушены в советское время.

Причин этому было как минимум три:

- репрессии против представителей зажиточных слоев, составлявших немалую часть мусульманского городского населения;

- целенаправленное разрушение компактных общин (это касается не только мусульман, но и иных этнических меньшинств) через их расселение;

– урбанизация, вызвавшая массовый приток сельского населения.

Последняя, с одной стороны, размыла старые городские общины, способствовала утрате ими части традиций, с другой, скрепила и увеличила их новыми людьми.

Наряду с общинами, существующими в формате религиозных организаций, также имеется множество общин и социальных сетей, объединенных неформальными отношениями.

Они бывают очень разные – от сельских джамаатов (несмотря на упорно вдалбливаемые стереотипы, джамаат – не банда, а общество), существующих на протяжении столетий и продолжающихся в среде выходцев из того или иного села (син кайсы аулдан? – ты из какого аула – спрашивают при знакомстве, находя в ответе массу информации, прежде всего о твоей репутации, нраве и т.д.), и заканчивая профессиональной средой, где также «все друг друга знают».

При этом А. Макаров отмечает и тот факт, что именно эти самые социальные сети становятся наиболее влиятельными силами в сегодняшнем мусульманском сообществе России.

Наиболее традиционные. В первую очередь это социальные сети, образованные по родственным связям и месту происхождения своих членов. Общеизвестно, что именно мусульманские народы России в наибольшей степени сохранили свои родственные и семейные традиции и продолжают их сохранять по сей день.

Каждый выходец из традиционного общества по-прежнему гордится своим происхождением и поддерживает самые разнообразные связи с родственниками, односельчанами, земляками и далее по возрастающей.

Очень тесно связаны по условиям своего формирования с последними и мигрантские социальные сети. Приезжающие в Россию узбеки, таджики, азербайджанцы, арабы, турки не могут не объединяться здесь. Просто хотя бы для того, чтобы выжить, особенно в условиях позиции жесткого их неприятия вмещающим сообществом. Не отличаются от них и российские граждане – чеченцы, дагестанцы, ингуши.

Ситуацию усугубляют периодически случающиеся стычки со скинхедами и подобными им элементами – необходимость противостоять им вынуждает объединяться внутри своей этнической среды, а также с представителями иных этносов, испытывающими те же проблемы. Внутри всех этих сообществ плотность коммуникаций гораздо выше, чем с представителями «внешнего мира».

Также традиционным является и возникновение социальных сетей по субконфессиональному признаку.

По сути дела многие суфийские тарикаты и вирды, саляфитские, ихванские, таблиховские, шиитские джамааты представляют из себя ни что иное, как социальные сети, образованные по субконфессиональному признаку. К таковым также относятся и сети, членов которых объединяет особо ревностное соблюдение того или иного мазхаба.

Нередко социальные сети такого типа сочетаются с определенным этническим наполнением – последователи вирда Кунта-хаджи кадиритского тариката вайнахского происхождения, выходцы из некоторых даргинских сел являются наиболее последовательными хранителями шафиитского наследия, а члены Национальной организации русских мусульман заявили о своем следовании маликитскому мазхабу. Нередки случаи, когда в сетях субконфессиональной направленности лидирующее положение устойчиво занимают представители какого-то определенного этноса при наличии представителей разных наций в общей массе членов данной социальной сети.

Все вышеперечисленные формы социальных сетей возникали и существовали на протяжении длительного времени. Но, в дополнение к ним, в последнее время также возникают и сети иного плана, объединенные на другой основе. Их членами являются выходцы из разных мест, представители разных этносов и субконфессиональных направлений.

Страницы: 1 2


Другие материалы:

Каковы особенности истолкования типов социального поведения М. Вебером?
М. Вебер считал, что социология в отличие от психологии, должна уделять приоритетное внимание исследованию типов социального поведения. Если в обществе складывается определенное единообразие в условиях социального поведения, то мы имеем д ...

Экономический механизм жизненного цикла семьи
Эк.динамика семьи определяется динамикой чел. капитала и обеспечивающего его физич. капитала. зарождение и рост семьи треб. расширения жизненного пространства, что ведет к улучшению жил. условий и доп.спросу на потреб. товары длит. пользо ...

Кризис семьи и ее будущее
Не секрет, что современная семья переживает кризис. Проявлениями этого кризиса служат такие показатели, как падение рождаемости, нестабильность семьи, рост количества разводов, появление большого числа бездетных семей (сегодня таких семей ...